УКРАИНА – репрессивный аппарат государственного террора

Политика /


Думаю, не надо даже пытаться претендовать на какую-то объективность, чтобы не видеть беспрецендентного даже в мировой практике уровня массовых репрессий, обеспечивающего в Украине эффективную реализацию государственной политики внутреннего террора.

Террор собственного народа в свою очередь должен по замыслу временщиков обеспечить устойчивость властного положения правящей верхушки и стабильность политической ситуации в стране как при проведении антинародных реформ, так и при проведении любых внешне демократических процедур, способных в условиях массовых репрессий и террора гарантированно лишь легитимизировать преступную практику власть предержащих. Все это при ничем не ограниченной либеральной и демократической риторике — под аплодисменты Западных демократий.

 

Надо признать, что такая политика подавления демократии в собственной стране не нова, эффективна и в большинстве исторических реализаций успешна. Но для реализации такой политики необходим эффективный репрессивный аппарат, который в условиях Украины не должен был быть уязвимым со стороны органов государственной безопасности, отсюда прямым следствием ЦРУ была сформулирована и реализована задача трансформации украинских органов госбезопасности в инструмент репрессий.

 

Для несведущих разъясняю, что основной задачей Центрального разведывательного управления (ЦРУ) США всегда являлось и является отнюдь не сбор информации, т.е. разведывательная деятельность, а организация и проведение специальных и тайных операций в любых регионах мира в интересах США, в том числе и по дестабилизации, свержению неугодных режимов, правительств и приведению к власти угодных. 

 

В конкретном случае с Украиной ЦРУ, выполняя соответствующие решения Совета национальной безопасности США, стратегически решало задачу отрыва Украины от зоны российского влияния и превращения Украины в антироссийский проамериканский плацдарм, который совместно с другими западными бывшими республиками СССР должен был органично войти в сплошной, от Балтики до Черного моря, пояс изоляции России от Западной Европы. Реализуясь пошагово и постепенно, тактически эта задача решалась в том числе трансформацией государственного аппарата Украины и прежде всего ее органов государственной безопасности, без трансформации которых было невозможно проникновение в органы государственной власти.

 

Вначале, в 90-х гг., необходимая агентура влияния подбиралась во Львове, в основном из агентуры Службы безопасности (СБ) ОУН, вводилась в кадровый состав Львовского управления СБУ и в последующем по мере прохождения службы переводилась в другие территориальные органы и центральный аппарат СБУ. Успешность решения этой частной задачи, во-первых, легализовала СБ ОУН на Украине в качестве официального органа государственной безопасности — ныне действующего СБУ, руководствующегося не интересами национальной безопасности Украины, а инструкциями ОУН и стоящего над ней ЦРУ, во-вторых, создала необходимые условия для аналогичного проникновения агентов влияния, трансформации и подчинения ОУН ЦРУ государственного аппарата Украины. 

 

Таким образом, сегодня, когда мы слышим СБУ Украины, мы должны понимать, что это СБ ОУН, когда же упоминается СБ ОУН, мы знаем, что сейчас это СБУ Украины, руководимое штатными сотрудниками ЦРУ непосредственно из здания СБУ и возглавляемое, что закономерно, официально признанным агентом ЦРУ Наливайченко.

 

СБУ – сегодня уже не орган государственной безопасности Украины, сегодня это основной инструмент политики государственного террора и безопасности власть предержащих временщиков от собственного народа.

 

Методы и результаты практической деятельности СБУ – в информационных сводках наших СМИ, — от повальных арестов и репрессий несогласных и их родственников до изощренных пыток. Мы довольно много знаем о методиках работы ЦРУ с арестованным контингентом. В СБУ эти методики дополнены и соединены с аналогичным опытом и методиками гестапо, унаследованными СБ ОУН, извращенными постоянным страхом агентов за свою и своих близких жизнь до уровня патологической жестокости. Десятки тысяч политзаключенных, которые не доживут до суда, даже украинского и «справедливого». СБ ОУН не оставляет следов, она их закапывает.

 

Нам надо отчетливо и однозначно понимать, что в таких условиях, в условиях прекрасно организованной и эффективно осуществляемой политики государственного террора никакие демократические процедуры в том числе выборы, опросы, референдумы, конституционная реформа, на которую уповают минские договоренности, денацификация, на которой настаивает уважаемый г-н Эскин, не просто не реальны, они кроме того будут лишь ширмой и средством легитимизации этого преступного режима.

 

Перевоспитать или трансформировать СБ ОУН, то есть сегодняшнюю СБУ, невозможно. Ее можно по максимуму уничтожить, по минимуму нейтрализовать. Но демократические процедуры в этом бессильны и бесполезны.

Похожие записи

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.